понедельник, 14 января 2019 г.

Священная роща Пистер, село Исменцы

   В село Исменцы Звениговского района Марий Эл нас привела история об овдах - древних рыжеволосых жителях этого края. Изучая материлы о древних удмуртах - так сейчас, как считают историки, называются племена овд, мелькнула информация о священной марийской роще в селе Исменцы. Как оказалось, это в пределах часа пути автомобилем из Казани. Сказано - сделано. В зимней Священной роще мы еще не бывали. И да, удмурты тут ни при чем на самом деле.
   Что такое Священная роща для марийцев мы уже рассказывали в блоге, когда посещали с котом Яном деревню Шоруньжа. Но тогда было лето, сейчас же зима.


  Исменцы нашли без проблем, село расположено практически вдоль трассы на Звенигово. Немного пришлось порасспрашивать местных жителей, где находится сама роща. Нам поведали историю о паре, которая не могла иметь детей. Лечились, что только не делали. И вот приехали они в Священную рощу Пистер. Помолились. И в том же году у них появился ребенок. Нас предупредили, что непарными в эту рощу ходить не следует. Если кто-то идет один, то в напарники надо взять хотя бы палку-посох.

Священная роща Пистер, село Исменцы
  Роща Пистер - это липовая роща. Место само по себе удивительное. В этой роще стоят вековые липы, клёны и дубы невероятных размеров. В нашем холодном климате, как правило, крупные широколиственные деревья редко доживают до преклонного возраста, так как зимние морозы портят ствол, и тем самым убивают дерево. В этой же роще таких деревьев множество, они настоящие великаны - такое не часто увидишь в Марий Эл и Татарстане!


  Роща явно языческая, но в ней есть элементы христианства. Это очень странно наблюдать. Стоит два жертвенника рядом с соответствующими богам деревьями: один - великому богу Туня-Юмо, второй - Миколо-Юмо. Ниже надписи "Миколо-Юмо" (если знаете, "Мыкола" по украински переводят как Николай, вот игра языков мира) находится надпись -"Николай Угодник".




   Такое сочетание религий называют синкретизмом. Процитирую определение, что такое религиозный синкретизм. Оно нам дальше понадобится для понимания одной небольшой, но любопытной детали в священной роще.
  Синкретизм религиозный - заимствование одной религией элементов других религий либо совокупность компонентов разных религий в новой религиозной системе. Заимствования из других культов и вероучительных систем характерны для всех религий на протяжении истории человечества. Многие современные исследователи считают синкретической религией христианство, которое сформировалось в первых веках нашей эры в Римской империи, объединив элементы египетских и греческих мистерий и диалектической эллинской философии в интерпретации александрийской школы неоплатоников, эзотерических учений Востока, принципов иудейского мессианского историзма и иудейской апокалиптики...


   Чего мы не видели в священной роще в Шоруньже, а увидели в Пистер - это головки репчатого лука в языческом жертвеннике с христианскими иконками. Да и в целом, чтобы головки лука где-то еще использовались в религии, я не встречала до настоящего момента. Это вызвало нормальное здоровое любопытство. Почему лук? Не морковка, не свекла, ну хотя бы чеснок, это мы на месте уже начинали шутить, пока не добрались из рощи к интернету.
   Как известно, древние греки, древние римляне поклонялись священным рощам и деревьям так же, как и кельты, как и марийцы и многие другие народы мира. В Италии были огромные леса. Со временем они подверглись вырубке, и сейчас флорой наиболее разнообразна лишь горная местность. В древности же леса состояли не только из олив и финиковых пальм, как рисуется Италия сейчас образно. Там росли и дубы, и березы, и сосны, ели, можжевельник, много других деревьев.
   После образования Рима, вслед за Ромулом, вторым царем стал Нума Помпилий (правил с 715 по 673/672 годы до н.э.). Этот царь много сделал для римлян, размежевал границы, заключил мир с соседними племенами, учредил новый календарь, в дальнейшим послуживший основой юлианскому. Нума Помпилий поставил своей задачей смягчить нравы дикого воинственного племени и дать ему религиозно-нравственные устои. Он понимал, что культура народа держится не на воинственности, а на праве. Существует один примечательный древнеримский миф о Нуме и Юпитере. Он как раз касается наших марийских луковиц.


   Очень хотел Нума, чтобы гордые и воинственные римляне стали мягче сердцем и справедливей. Но трудно было этого добиться: жестокими были сами римляне, и жестокими были боги, которым они поклонялись. За малейшее нарушение своей воли карали они римлян, а те, чтобы умилостивить грозных богов, приносили им человеческие жертвы.
  Не нравилось это Нуме, и решил он перехитрить самого Юпитера. Нимфа Эгерия научила, как вызвать бога на землю и как с ним себя вести.
 Удалился Нума в священную рощу, произнес заклинание - и загрохотал гром, заблестели молнии, явился перед Нумой сам Юпитер. Но не видел Нума бога: как велел обычай, упал он перед ним на землю и закрыл лицо плащом. “Зачем ты вызвал меня, смертный?” - сурово спросил бог.
“О повелитель богов и людей! Скажи, чем мы должны приносить искупительные жертвы, чтобы боги не гневались на нас?” - спросил Нума.
“Должны вы приносить жертвы головами...”, - начал было Юпитер, но римлянин быстро перебил его: “Ты имеешь в виду головки лука?” - притворяясь наивным, спросил он.
 “Нет, я имею в виду человеческие…”, - начал было бог, но Нума снова перебил: “Человеческие волосы?” - “Нет, живых...”
 “Живых мелких рыбешек?”.
  Знал Нума, что все, сказанное Юпитером, становится законом, и старался не дать ему закончить страшной фразы. Понравилась Юпитеру такая находчивость. Рассмеялся он и сказал: “Пусть будет, как ты сказал!”
  И с тех пор стали римляне приносить богам в искупительную жертву не живых людей, а головку лука, прядь волос с человеческой головы и живых мелких рыбешек.


   Получается, что головки лука - это замена жертвоприношения человеческих голов, так ведь выходит.
   И вот на этом моменте, хорошо, что мы уже вышли из рощи, нам стало несколько не по себе.
   

 Само же село Исменцы имеет очень древнюю историю, в архивах есть материалы, что со времен Ивана Грозного, однако можно полагать, что оно ещё древнее. Поскольку Заволжский тракт из Казани существовал и раньше, а во времена Казанского ханства в устье Илети существовало укрепленное поселение, то, скорее всего, эти места были заселены достаточно плотно для глухого лесного края.
  Близость Волги - 5км, и Илети - 1,5км, хорошие плодородные земли волжской поймы, много зверя, птицы и рыбы, сенокосные угодья – всё это привлекало сюда человека.


Устье Юшута зимой

  Интересно сравнивать пейзажи в разные времена года. Рождество у нас прошло нескучно, ибо отправились мы к устью реки Юшут, где бывали уже летом, о чем рассказывали в блоге.
Удивительно было встретить в селе Озерки, от которого и начался наш пеший ход к Юшуту, местных женщин и девочек, украшенных яркими национальными платками, колядующих и несущих в руках закрепленные на палках украшенные "вифлеемские звезды". В городах этот обычай понемногу исчезает.

Устье Юшута, Марий Эл

   Добравшись без труда на машине до села Озерки, убедились, что в лес на автомобиле нам не проехать. И не только потому, что в заповедник Марий Чодра въезд запрещен, а и потому, что по такому уровню снега машина просто сядет в него и не сможет даже тронуться. Одели валенки, взяли детские сани, посмотрели на розовощеких лыжников, возвращающихся по едва накатанной лыжне из леса, и тронулись в путь.



Знак "Устье Юшут"
   Первоначальная легкость прохождения обычной дороги оказалась кажущейся. Санки проваливались в снег, периодически съезжая в колею от чьей-то, возможно утром или днем ранее проехавшей явно не легковой машины. Пришлось изрядно попотеть, толкая их и наставляя на путь истинный. Мороз в -20*С не давал о себе знать, физическая нагрузка и полное отсутствие ветра бодрили.


Река Юшут 


    Когда дошли до реки, хотелось кричать "Ура!" Усталость начинала чувствоваться.
    Первый родник, питающий Юшут, оказался незамерзающим и теплым по ощущениям. Воду из него можно было пить без оглядки, заболеешь ангиной или нет. Так же комфортно было умываться.

Устье Юшут

Родник, бьющий на дне реки Юшут


   Увиденного показалось мало, и мы двинулись вдоль реки. Конечно же, тропа была едва протоптана в снегу, ноги проваливались. Санки бросили возле беседки, тащить их дальше становилось все сложнее. Ребенок на руках, правда, казался не менее легким, но своя ноша не тянет.
  Юшут в прямом смысле паровал. Впрочем, как и Илеть, куда он впадает. Очень красивое зрелище. Мы, к сожалению, попали к устью в день, когда солнце мало выходило из-за туч. Но поймать несколько кадров с солнечным светом удалось. Илеть, вне всяких сомнений, красавица река. Не зря Юшут в нее влюбился.

Устье Юшут

Устье Юшут

Зима в Марий Чодра

Зима в Марий Чодра
   Обратно шли на остатках сил. Мороз стал чувствоваться. Причем, не сколько телом, сколько открытыми частями лица. У ребенка замерзли руки. Более того, девочка уснула, наотрез отказавшись ехать в санях. Один родитель несет ребенка, второй тянет сани. Это было похоже на зимний марафон, хотя идти, на самом деле, всего 2,5км. Просто снег. И он заставляет работать мышцы, которые ты последний раз нагружал давненько в спортзале. Остается высказать свое уважение лыжникам и другим любителям зимних видов спорта. Однако, стоит признать, что в такую зиму начинаешь влюбляться не сразу: поначалу холодно, и мечтаешь о южных краях с более теплой зимой и редким снегом, потом находишь плюс в отсутствии сильных ветров, в отличие от зимних степных ветров, а потом начинаешь замечать и красоту зимы с ее белым снегом, игрой солнца, и даже забавными валенками, греющими намного лучше модных ботинок.





Автор статьи и фото: Оксана Мельник